сколько стоят египетские невесты

Любите друг друга только искренней любовью и помните что Душа обиженная Душою это очень больно и страшно одновременно.

Сколько стоят египетские невесты

Наконец гид, закончив обязательный курс египтологии, перешел на более при­ятную и близкую для него тему — взаимоот­ношения с женщинами. Забегая вперед скажу — за время пребывания в этой стране мне довелось выслушивать пространные выступления четырех гидов.

И каждый из них считал своим долгом высказаться о женском вопросе, поделить­ся наболевшим. Что удивительно, расска­зы их об этой проблеме были весьма и весь­ма схожи.

Проблема заключается в том, что в Египте мужчине очень трудно жениться, создать не то что мусульманскую, просто обычную семью.

В отличие от России, где, наоборот, мужчины в массе своей до последнего ук­лоняются от семейных уз.

Особенность Египта в том, что там, как в исламской стране, господствуют правила

шариата, которые, с одной стороны, не за­прещают мужчинам иметь хоть четырех жен одновременно, но с другой стороны — создают столько препятствий для осущест­вления союза хотя бы с одной девушкой, что большая часть египтян мужского пола до сих пор ходят в холостяках.

Чтобы соединиться со своей любимой и суженой, будущий жених должен снача­ла уплатить калым (выкуп), размеры кото­рого измеряются в верблюдах и шапках золота.

Точные размеры калыма привести слож­но, потому что существует своеобразная шкала стоимости каждой невесты в зависи­мости от ее возраста и социального поло­жения. Фраза «за нее требуют три шапки золота или два десятка верблюдов» означа­ет, что невеста весьма недурна собой.

Да, и еще — калым в верблюдах исчисля­ется обычно лишь в сельской местности; в городах, тем более в столичном Каире, все расчеты ведутся строго в золоте. Или в деньгах — местной валюте или американских долларах.

В общем, если суммировать все сказан­ное, получается, что среднестатистическо­му египтянину весьма сложно жениться до 30 лет, несмотря на все свои стремления и желания. Зарплаты в Египте небольшие: 100—200 долларов. 200 долларов считают­ся очень хорошей зарплатой. То есть на калым — который в среднем составляет около 4000 долларов — копить и копить. И выхода нет.

«Поэтому у нас в Каире больше полови­ны 30-летних девушек до сих пор девствен­ницы», — горестно заключил наш гид. На­сколько точны эти сведения, сказать не­возможно. Даже сложно себе представить, как выглядит процедура учета девствен­ниц в египетской столице. Но скорее все­го, учитывая неутоленный интерес еги­петских мужчин к этой теме, какая-то ста­тистика в этой области все-таки присут­ствует.

Еще одна интересная особенность муж­ского поведения в этой стране — каждый местный мачо, заметив красивую девушку (иностранку), почему-то первым долгом считает нужным подчеркнуть, что он же­нат. Причем слова «У меня есть жена» про­износятся с особой гордостью и блеском в глазах.

Опять полный контраст с российскими мужчинами, которые в аналогичной ситу­ации стараются пробормотать что-то не­вразумительное, одновременно пытаясь снять с пальца обручальное кольцо в кар­мане одной рукой. И в дальнейшем российские и египет­ские мужчины используют абсолютно про­тивоположную тактику. Даже стремясь произвести на девушку наиболее благопри­ятное впечатление, россиянин в первое время все равно будет всеми силами избе­гать темы женитьбы.

Египтянин же без всякого стеснения тут же предложит вам выйти за него замуж. Да­же не смущаясь, что прошло всего трид­цать секунд после вашего знакомства. При этом еще добавит: «Будешь моей второй (третьей… четвертой) женой».

За все время пребывания в Египте в на­шей компании не осталось ни одной симпатичной девушки, которой бы несколь­ко раз не предложили выйти замуж. Да, впрочем, и не сильно симпатичные на не­достаток внимания тоже пожаловаться не могли.

Конечно, во многом такой ажиотаж оп­ределялся тем, что за иностранок не нужно платить калым. Взять в жены иностранку у женихов с берегов Нила считается боль­шой удачей.

Но не следует думать, что все египтяне такие халявщики (чуть позже я объясню, что они понимают под словом «халява»).

Иногда в подобном «сватовстве» дело даже доходило до того, что озвучивалась сумма калыма. В одной сельской лавке, торгующей сувенирами, возле храма Хатшепсут, ко мне подошел местный аксакал и на ломаном русском языке объяснил, что хочет взять в жены одну из девушек в нашей компании. И, сверкая победным взглядом, добавил: «Калым — миллион долларов!»

Я посмотрел на его весьма скромное одеяние — на скрытного миллионера Корейко он не походил ни при каком ракур­се и понимающе улыбнулся. За миллион долларов можно было купить, наверное, несколько таких селений.

«Жених», довольный собой, отошел в сторону. Потом несколько раз возвращал­ся, добавляя к сумме калыма по одному миллиону. Было заметно, что процесс тор­гов — извините, сватовства — доставляет ему несказанное удовольствие.

К моменту нашего возвращения в авто­бус сумма калыма достигла шести милли­онов долларов, о чем я и сообщил ничего не подозревающей «невесте». Она, как я и ожидал, развеселилась и тут же радостно сообщила подружкам: «А за меня сейчас шесть миллионов долларов предлагали!»

«Подумаешь, — ответила ей подруга, — а за меня предлагали 13 миллионов долла­ров!»

Обратная дорога до отеля прошла в хо­рошем настроении. Девушки, переговари­ваясь о чем-то своем, весело улыбались. Девятнадцать миллионов — это такая ме­лочь. Но как приятно!

 

Comments are closed.

Яндекс.Метрика

Effects Plugin made by Ares Download